© 2009-2020 Мифы Древней Греции детям
Боги и герои Древней Греции в рассказах для детей.

Аргонавты


Боги и герои

ПИШИТЕ
 НАМ
Главная История Древней Греции Афоризмы Это интересно Игры Видео Скачать

Странствия Одиссея

Прометей Персей Фаэтон Дионис и Пенфей Дедал и Икар Тантал Пелопс Сизиф Салмоней Беллерофонт Европа Кадм Царь Мидас Орфей и Эвридика Гиацинт Адонис Кипарис Кеик и Алкиона Братья Кастор и Полидевк Калидонская охота Нарцисс и Эхо Ниоба
Поход Аргонавтов Ясон и Пелий Аргонавты готовятся к походу Аргонавты на острове Лемнос Аргонавты на Кизике Гилас Аргонавты у великана Амиака Аргонавты у великана Финея Симплегады и остров Аретия Ясон у царя Ээта Ясон и Медея Подвиги Ясона Похищение золотого руна Погоня за аргонавтами Возвращение на родину Конец Пелия Ясон и Медея в Коринфе

Подвиги Геракла

Рождение и юность Геракл и Эврисвей Керинейская лань Эриманфский вепрь Авгиевы конюшни Стимфалиды Критский бык Кони Диомеда Пояс Ипполиты Встреча с Антеем Яблоки гесперид Цербер Геракл у Омфалы Геракл у Адмета Геракл и Лаомедонт Геракл и Деянира Смерть Геракла Рождение Тесеяя Тесей в Афинах Тесей на острове Крит Тесей и Антиопа Тесей и Пирифой Подземное царство
Одиссей у киконов и лотофагов Циклоп Полифем Остров Эола. Лестригоны Одиссей у Цирцеи В царстве Аида На острове Тринакрия Одиссей у нимфы Калипсо Гермес является к Калипсо Одиссей и  Навсикая Одиссей у феаков Отплытие Одиссея в Итаку


Это интересно


Производя на свет детей, гражданин выполнял и свой долг перед родом и семьей, ибо дети продолжали род и принимали на себя также культовые обязанности по отношению к предкам, принося им жертвы, отдавая подобающие почести умершим и поддерживая и сохраняя семейные традиции. Наконец, вступая в брак, человек преследовал и сугубо личные цели — в старости обрести в детях опору. Важнейшим считалось все же исполнение своего долга перед государством, и это объясняет, почему в Афинах, хотя и не было формального правового принуждения к женитьбе, само общественное мнение заставляло мужчин обзаводиться семьями. Одинокие люди, холостяки не пользовались тем уважением, каким окружали людей женатых и имеющих детей. В Спарте дело обстояло еще однозначнее и определеннее: агамия, безбрачие, холостая жизнь влекли за собой утрату личной и гражданской чести — ати-мию. Правда, атимия, которой подвергались спартанцы, уклонявшиеся от семейных уз, была лишь частичной, ограниченной и не лишала виновных их гражданских прав целиком. Однако им было не избежать унижений и притом не только со стороны других граждан, но и со стороны государства, должностных лиц. Так, по распоряжению властей, взрослые спартанцы, не состоящие в браке, должны были в зимнюю пору нагими обходить рынок-агору, распевая специальную песню: в ней они признавали, что по заслугам понесли наказание, ибо не повиновались законам. Даже закон, обязывавший почитать стариков и соблюдаемый в Спарте особенно ревностно, в отношении людей, не создавших семьи, переставал действовать. Но освященная обычаем атимия, утрата чести, была не единственным наказанием, какое приходилось претерпевать холостякам в Спарте. Против них могли быть применены и судебные санкции: за уклонение от своих обязанностей перед государством полагалась особая кара — крупный штраф за безбрачие.
Платон в «Законах», увлеченный поисками образца для задуманного им идеального государства, устами Афинянина выражает убеждение в необходимости такого закона: «Всем надлежит жениться начиная с тридцати лет до тридцати пяти; кто этого не сделает, будет присужден к пене и лишению гражданских прав —в той или иной степени». Это, по терминологии Платона, «простой закон о браке». Однако, учит философ, всегда лучше избрать «двоякий способ для достижения своей цели». Закон, основанный на таком двояком способе, звучал бы так: «Всем надлежит жениться начиная с тридцати лет до тридцати пяти и сознавая при этом, что человеческий род по природе своей причастен бессмертию, всяческое стремление к которому врождено каждому человеку. Именно это заставляет стремиться к славе и к тому, чтобы могила твоя не была безымянной. Ведь род человеческий тесно слит с совокупным временем; он следует за ним и будет следовать на всем его протяжении. Таким-то образом род человеческий бессмертен, ибо, оставляя по себе детей и внуков, он... остается вечно тождественным и причастным бессмертию. В высшей степени неблагочестиво добровольно лишать себя этого; а между тем, кто не заботится о том, чтобы иметь жену и детей, тот лишает себя этого умышленно. Повинующийся закону не подвергнется наказанию. Ослушник же, не женившийся до тридцати пяти лет, должен ежегодно в наказание выплачивать такую-то сумму, чтобы ему не казалось, будто холостая жизнь приносит ему облегчение и выгоду. Ему не будет доли и в тех почестях, которые всякий раз люди помоложе оказывают в государстве старшим» (Платон. Законы, IV, 721 a—d). В другом месте устроитель идеального полиса значительно снижает предполагаемый брачный возраст для мужчин: «После того как человек, достигший двадцати пяти лет, посмотрит невест и они посмотрят его, пусть он выберет по желанию женщину и уверится, что она подходит для рождения и совместного воспитания детей, и тогда пусть женится — не позднее тридцати пяти лет» (Там же, VI, 772 е).
Вновь и вновь возвращается философ к этой теме: «...человек должен следовать своей вечнотворящей природе; поэтому он должен оставлять по себе детей и детей своих детей, доставляя богу служителей вместо себя». Но идеальное государство соединяет увещевание со строжайшими санкциями для ослушников: «...если кто не будет повиноваться по доброй воле, станет вести себя как чужеземец, непричастный данному государству, и не женится по достижении тридцати пяти лет, он будет ежегодно платить пеню: гражданин, принадлежащий к высшему классу, — сто драхм, ко второму — семьдесят, к третьему — шестьдесят, к четвертому — тридцать. Деньги эти будут посвящены Гере (богине-покровительнице брака.). Невыплачивающий их ежегодно будет принужден заплатить в двойном размере. Итак, не желающий жениться подвергнется подобной денежной пене; что же касается почета, то младшие будут подвергать его всевозможному поруганию. Пусть никто из молодых не слушается его добровольно...» (Там же, VI, 773 е— 774 Ь).



В греческой семье

Далее
2 1 4 3